Столько нервов на тебя потрачено обидно будет если не поженимся

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 175
  • КНИГИ 586 714
  • СЕРИИ 21 782
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 542 700

— Рич сказал, что в этом году возьмет даже первоклашек, а я второй класс закончил! Все мои друзья уже побывали в лагере, все, кроме меня! Папа, это не честно!

Тоненький прерывающийся голосок сына рвал душу и ввинчивался в мозг, разрушая его на своем пути, как тупое сверло древесину. Только ошметки самообладания и здравого смысла удерживали Мэрфи, чтобы не сорваться на собственного ребенка. Опять этот Рич, везде и всюду он, только он! Порой казалось, что этот альфа обложил его, как волка красными флажками, и гоняет по кругу без всякой надежды на спасение. Ррриичч… НЕНАВИЖУ.

Любимая тарелка разломилась в руках на две почти равные части. Мэрфи замер, пытаясь осознать, что же произошло… Это была последняя тарелка из прошлой жизни, и перед глазами сразу замелькали воспоминания…

Ярмарка… Они с мужем такие счастливые молодожены гуляли, смеялись, делали свои первые совместные покупки.

— Не проходите мимо! — торговец схватил Мэрфи за рукав. — Тарелки! Смотрите, какие тарелки! И цвет! Берлинская лазурь, совсем, как глаза вашего альфы! Смотрите — один в один как его глаза!

В этом маленьком гарнизонном доме Мэрфи провел три самых счастливых года. Он жил ожиданием от одного отпуска мужа до другого. Работая в школе учителем физкультуры и тренируя в свободное время детскую команду по бейсболу, омега был доволен жизнью. После очередного отпуска мужа Мэрфи с радостью узнал, что смог забеременеть, и вот тогда счастье казалось большим и неимоверно нежным, как его альфа.

Когда у Мэрфи подошел срок родов, крейсер очень кстати вернулся в доки для перевооружения. У омеги сбылась еще одна мечта, и Логан был рядом, когда придет время рожать. Не то, чтобы он сильно волновался из-за самих родов, просто ему хотелось увидеть, как альфа будет переживать, бегать по больнице, а потом гордо положить ему на руки ребенка и увидеть, как тот сокрушается, что он такой большой, а сын такой маленький и хрупкий.

Читайте также:  Слабая нервная система что делать

Но однажды в маленький дом пришла беда. Она выглядела, как молодой посыльный из комендатуры, который с закаменевшим лицом передал через порог казенный бланк. На нем было написано, что главнокомандующий с глубоким прискорбием сообщает о геройской гибели в бою капитана Логана МакГрегора и соболезнует его родным и близким. С тех пор от любимого остались только сын, воспоминания о счастливых днях да тарелки цвета берлинской лазури, цвета глаз покойного мужа.

Не все тарелки пережили последний переезд домой в родную Шотландию, куда его привез наследник клана Кэлум МакГрегор. Соседи старательно упаковали в коробки, и вещи, и посуду, и большой визор. Но только из посуды, несмотря на все предосторожности, в Шотландию добралась едва ли половина. Когда Мэрфи закончил распаковывать свои вещи, то у него собралась целая коробка черепков. Он долго не решался выбросить их на свалку. Ему казалось, что в коробках лежала не битая посуда, а осколки былого счастья.

Мэрфи просидел над этой коробкой остаток вечера, с тоской перебирая осколки. Это было раньше чашкой. Логан любил пить травяные чаи с медом и домашний компот. Он всегда жмурился, когда пил горячее и громко прихлебывал. Мэрфи всегда злился, когда слышал это. Сколько раз он его ругал, и даже бывало, отвешивал подзатыльники. Альфа сразу поднимал плечи и делал вид, что боится. Это всегда так комично выглядело, что любая ссора, не успев начаться, тут же заканчивалась поцелуями.

А вот это была тарелка для печенья. Логан любил домашнюю выпечку, и Мэрфи, когда муж был дома, всегда пек много печенья и кексиков, а еще пирогов, просто в невероятном количестве. Муж набирал полную тарелку и, подхватив чашку размером с небольшое ведерко, с блаженной улыбкой устраивался за столом. Мэрфи всегда удивлялся, как много в него влезало за один раз. Любого омегу от такого количества сладкого уже давно разнесло бы до размеров дирижабля, но Логан поглощал сладости и выпечку совершенно без урона своей альфьей фигуре. У него все перерабатывалось в силу и выносливость. Он был неутомим и в сексе, и в быту. Они могли полночи гулять по городу, танцевать в клубах, а потом муж брал на руки своего уставшего омегу и бережно приносил домой. И при всем том, что сам Мэрфи был похож скорее на мелкого альфу, чем на трепетного омегу, но в руках мужа выглядел маленьким ребенком. Мэрфи было приятно чувствовать себя под надежной защитой своего альфы. Ему нравилось обнимать того за крепкую шею и делать вид, что уже спит. А Логан тащил его домой, довольно урча. Мэрфи не так часто его баловал, позволяя носить себя на руках. Омега всегда старательно подчеркивал свою независимость и равноправие в браке.

Читайте также:  Нервный тик нижнего века

Мэрфи вырос в большой семье. У него было четверо старших братьев-альф, которые везде его таскали за собой. Он играл вместе с ними в футбол, лазил по соседским садам за кислыми яблоками, убегал от собак и дразнил слезливых омежек. Именно братья впервые дали ему в руку бейсбольную биту и поставили битером в дом. Мэрфи был маленьким и, поэтому попасть в страйк зону для соперников было непросто. Омежка при этом имел сильные руки и хорошо поставленный удар битой.

Читайте также:
Adblock
detector