Дневной стационар клиника неврозов

Дневной стационар:

является подразделением, в которое направляются больные с инициальными невротическими расстройствами. Лечение проводится с отрывом от производства, но без отрыва от дома, т.е. без изоляции от привычной социальной среды, что способствует предотвращению явлений дезадаптации (последнее особенно важно в случаях легко развивающихся в позднем возрасте расстройств).
Преемственность в работе основного и дневного стационаров позволяет решать вопрос о реадаптации больных с невротическим развитием личности и осуществлять своевременную реабилитацию больных. Дневной стационар является также наиболее адекватной организационной формой для проведения психотерапии, в том числе с помощью методики функциональной тренировки.

День пребывания в дневном стационаре — 3 700 рублей

В стоимость койко-дня входит:

  • Ежедневный осмотр врачом-психиатром с наблюдением и уходом среднего и младшего медицинского персонала в отделении дневного стационара

Анализы, обследования и физиотерапевтические процедуры оплачиваются отдельно.

У каждого человека есть свой ресурсный лимит устойчивости — как физической, так и психической. И если с первой всё более или менее понятно, то со второй «начинааается» — так уж принято в нашей культуре, что если человек не очевидный шизофреник или наркоман, то поход к психиатру воспринимается либо как блажь, либо всё же как скрытое помешательство. А когда произносится вслух истасканное слово «депрессия», то уши совсем начинают пухнуть от невыносимого потока мракобесной банальщины, начиная от «всё от безделья», заканчивая «ляг поспи и всё пройдет/съешь шоколадку/бахни винишка». Когда-то я и сама так думала, но жизнь не очень пестует слишком уверенных и одновременно глупых, поэтому я успела пройти все круги ада, пока не решилась на поход к психиатру. Хотя и здесь не сразу всё пошло хорошо. Я бы даже сказала «ВСЁ ПОШЛО НЕ ТАК» — и об этом мой отзыв «Попытка №1 — Психиатрическая больница им. Ганнушкина»
Как я после этого действительно не потеряла рассудок и вдобавок решилась на вторую попытку обратиться к врачу — до сих пор недоумеваю, просто повезло. Еще повезло, что меня оттуда всё-таки выпустили, т. к. мне всё же удалось ко вторым суткам заключения прорваться к телефону, хоть он и работает с хитрым кодом для дозвона в город, благо опыт работы секретарем в юности помог вспомнить этот фокус — а после звонка супруг поднял на уши еще группу людей, которые в свою очередь обрывали телефоны в этой скотобойне, включая главврача и прочих верхних. Уже потом я узнала, что своими ногами пришла в место, откуда не выходят, да еще и заранее никого не предупредив — т. к. состояние-то уже было «что воля, что неволя — всё равно». А потом как «самая умная» писала в Минздрав, но родственники пострадавших (в т. ч. уже мертвых, искалеченных и/или ограбленных) только головой качали со словами «блажен, кто верует» — и все как один были правы — из Минздрава, а потом и из Департамента здравоохранения г. Москвы пришла самая шаблонная отписка, которую мне когда-либо доводилось видеть.
Прошу прощения за длинное вступление, надеюсь оно не лишнее.

После Ганнушкина, с трудом доковыляв до дома (и еще неделю находясь под жутким действием их 1,5-дневного калечения — об этом можно написать отдельный рассказ), в сильно усугубленном состоянии, в котором хотелось только умереть, всё же бросила клич в сети и получила рекомендацию психиаторки из клиники неврозов им. Соловьева на Парке культуры. В тот же день записалась, на следующий приехала на прием, доктор меня приняла несмотря на то, что реально ее раб. день уже был окончен (странно как-то записали на 14:00, когда у врача раб. день до 14:00), беседовала со мной где-то часа полтора (а было это, ой, как непросто — я едва ли внятно говорить могла), выписала направление на дневной стационар в другой филиал этой же клиники на ст. м. Шаболовская.
Мне многократно предлагали и даже уговаривали на полноценный стационар, т. к. я действительно была в полуживом состоянии, но спасибо животным из Ганнушкина — я просто начинала в панике рыдать: «Нет-нет, что угодно, но я к вам не лягу, а вдруг вы здесь тоже людей убиваете!» готовя при этом низкий старт — на случай, если потребуется натурально убегать двумя ногами с прыжками через турникеты. Врачи без лишнего давления взяли меня именно на дневной, при том, что времени у меня было — жалкие 2 недели отпуска. Ведь обычно: круглосуточный стационар для неврозников-депрессников длится 21 день, а дневной ОТ 21 дня до 2 месяцев. То есть в моем случае, как и с другими пациентами, с самого начала было отношение не как с мясом (хе-хе, привет, ганнушкина!), а как с людьми, у которых просто что-то сломалось в организме. И это что-то нужно качественно починить, желательно — в удобные для всех сроки, для меня это было всего 14 дней, и я начала буквально оживать уже через неделю (правда и я тоже старалась проходить все назначения, коих было не мало, а не просто уповать на антидепрессанты и ласковость врачей), а через две готова была памятник нерукотворный воздвигнуть каждому специалисту, который каким-либо образом со мной взаимодействовал или работал. Выписывалась я оттуда с чувством глубокой благодарности, считаю, что они не больше-не меньше спасают людям жизни, так как затяжная клиническая депрессия (а у меня был именно такой диагноз с трехлетним стажем примерно) нередко заканчивается выходом в окно.

Теперь о самой клинике и лечении в ней. С позволения читателя я опущу подробности «а какая мебель (шикарная при прочих равных), насколько посолена еда (оптимально — вполне обильное больничное меню, бывало и вкусненько, если учесть, что я туда не пожрать ездила, а нервы с головой на место ставить), есть ли вай-фай» и т. д. — это вот вообще не важно всё, учитывая результат выполнения целевой задачи.

К сути:
1. При наличии постоянной московской регистрации (в народе — прописки) и полиса ОМС — полный олл-инклюзив за-бесплатно, тоисть даром. Бесплатные консультации, бесплатные назначения и процедуры, бесплатное питание (кроме буфета разумеется), бесплатные лекарства, бесплатные материалы на психотерапии, бесплатные анализы, и так далее — по списку. Для жителей других регионов прием тоже открыт, но подозреваю, что уже на других условиях (то, что платно — однозначно, но вот курса цен не спрашивала).
2. Персонал — от уборщиц и раздатчиц супа в столовке до заведующей 9м отделением (отделение дневного стационара, в котором я и восстанавливалась), психиатров и медсестер — все были всегда предельно вежливы и внимательны, в пределах своей компетенции оказывали высоко-профессиональную помощь, отвечали на все мои вопросы (а у меня их всегда много — если, конечно, я не в глубокой депрессии заг’адошно смотрю на открытое окно), даже те, которые были ну совсем не обязательны, как например массажист провел дельный ликбез по некоторым проблемам, или забыв чепец для душа мне любезно выдали запасной, лишь мягко пожурив «ну Вы уж в следующий раз-то из дома берите».
3. Вариантов лечения — масса, назначений много, я перечислю подробно только то, что прописывали мне, помимо а/д (напомню, это с учетом моих жалких двух недель, то есть при более длительном периоде наверняка можно и другие варианты уже инициативно обсудить с лечащим врачом в индивидуальном порядке):
— ЛФК (пришлось отказаться после второго сеанса из-за старых проблем со спиной — большая часть делается лежа солдатиком на коврике, а я это не могу);
— массаж воротниковой зоны (подозреваю, что можно было попросить хоть всю спину и не отказали бы, т. к. массажист сам отметил, что всей спине нужна помощь, но в силу короткого периода лечения я не стала заморачиваться — вроде не за спиной же пришла, это для меня было просто классным бонусом);
— циркулярный душ — полезная штука для всего организма;
— аутотренинг двух ступеней — на первой вы, сидя в удобных креслах затемнённой залы, поочередно напрягаете каждую мышцу в теле под спокойные команды тренерки, и в итоге полностью расслабляетесь (обычно к концу сеанса почти весь зал спит), это в результате весьма бодрит. И вторая ступень. Я вообще с очень большим скепсисом и легким презрением относилась к слову «аутотренинг», так как за несколько лет депры как только себя не «аутотренила» и всё было без толку, а тут еще и групповой. Каково же было мое удивление и восторг, когда на т. н. аутотренинге второй ступени я уснула на 10й минуте мерного голоса замечательной психотерапевтки под волшебную умиротворяющую музыку, а проснулась будто после недельного отпуска на море — такой легкости и подъема на тот момент я не чувствовала уже несколько лет! И вряд ли это было самовнушение, так как я шла туда с «мордой-кирпичом», так что если доведется — очень рекомендую;-);
— Дарсонвализация волосяной части головы. Стоит ли комментировать, что такой бонус — могу только догадываться как влияет на нервы (током улучшает кровообращение в мозгу, в котором и происходит у депрессников неправильная обработка серотонина), но волосы мои сильно обрадовались и резко отросли потом за месяц на несколько см;
— Групповая психотерапия и арт-терапия. Если первой я просто стеснялась на первом сеансе и вообще не понимала что происходит и какого фига (на последующих сеансах уже освоилась и выходила по окончанию с чувством глубокой признательности докторке), то ко второй, прямо скажем, было отношение как к тем же аутотренингам (еще и вела все эти занятия одна и та же чудесная девушка) — то есть «ноль внимания-в фонд презрения» — но назначение же есть, значит встала и пошла. В итоге арт-терапия оказалась очень клевой штукой, я и представить не могла, что это вообще работает -«я тут, понимаете ли, умирать уже собираюсь всячески, а вы мне хотите карандаши дать — нафига:-/», но, друзья мои, работает — и еще как! Особенно, если свой скепсис не возводить в абсолют, а непосредственно на сеансе всё же слушать специалиста.

Читайте также:  Невроз навязчивых мыслей симптомы

Вот вроде бы и всё, чем лечили меня, хотя обследовали «от и до» и 10-летнюю проблему со спиной хотели прояснить через МРТ (тоже бесплатно если что, а ведь я уже кучу раз обращалась к врачам в других местах, и те как правило разводили руками) — но за мой период дневного стационара я не успела бы пройти очередь, поэтому отказалась, и ЭКГ делали, анализы естественно, физиотерапевт, врач по ЛФК и т. д. — консультативные назначения я все даже не помню уже — их было МНОГО. В беседах же с другими пациентами узнала, что в круглосуточном стационаре посещают полноценные массажи, бассейн, самые разные физио-процедуры итд, итп., свободного времени хватает лишь на сон и еду, а не слоняются и ждут выписки, некоторые даже пропускают какие-то назначения, чтобы отоспаться побольше — медикаменты всё-таки тоже «сонные» кому-то достаются. То есть, как я поняла — там есть ВСЁ. И если вы москвич — то это самое «всё» для вас абсолютно бесплатно, при наличии соответствующего назначения разумеется.
Впрочем, если подумать, то и удивляться не обязательно, что там столько возможностей — Научно-практический психоневрологический центр имени Соловьева на ул. Донской (где я была на дневном) — это 25 корпусов нацеленных на восстановление душевного равновесия и возвращение к жизни обратившихся пациентов — даже звучит внушительно, не правда ли?

При выписке учли пожелания и «на всякий случай» дали б/л, вручили двух-месячный рецепт для продолжения домашнего лечения медикаментами и дали в целом ряд ценных наставлений, в т. ч. по дальнейшему амбулаторному сопровождению — так как антидепрессанты — это вам не шуточки, я неплохо разбираюсь в лекарствах и их воздействии, но а/д и иже с ними прогнозировать труднее чем прямые гормональные, поэтому «съезд с таблеток» должен производиться строго под наблюдением и с позволения врача, как правило сначала схема лечения корректируется — препараты либо снижают в дозировке, либо замещают более мягкими аналогами, всё ооочень постепенно и с обязательным отчетом врачу — всё ли идет по плану.

Подводя итог, повторю, вся команда 9 отделения клиники им. Соловьева и прочих непосредственно процедурно-лечебных корпусов — от заведующих до уборщиц — настоящие профессионалы с удивительной человечностью и вниманием к каждому посетителю их учреждения. Я нарочно не указала ни одной ФИО, чтобы не сочли за прямую рекламу спецов, т. к. некоторые, насколько знаю, практикуют и частно, а иные (как та врачиня, которая изначально меня на Шаболовку отправила, а после выписки взяла на амбулаторное наблюдение) напротив уже работают глубоко на пенсии «из любви к искусству» и им лишние пациенты вероятно и ни к чему. Да и в конце-концов, я же общалась с другими пациентами, не все же у одного врача наблюдались, довольны были все, каждый нахваливал свою/своего, это прям так мило было, и в то же время просто веский показатель — помогают все врачи, каждый на своем месте оказывает максимально возможную помощь каждому пациенту. Повторю, что мне эту клинику тоже посоветовали в соц. сети на мой глас вопиющего в пустыне «где взять хорошего психиатра-психотерапевта».

Я наверно могу бесконечно петь им хвалебные оды:)) Ну правда, они буквально вернули меня к жизни, или как я еще говорю «меня-себе» — прежней меня нынешней себе.
Берегите себя и своих родных, дорогие друзья. Депрессия — это не «плохое настроение и лень», а часто непредсказуемое и сложно диагностируемое ОРГАНИЧЕСКОЕ нарушение в работе мозга и гормонов, которое может даже самого сильного человека довести до точки невозврата. Мне повезло — уже стоя на этой точке, но еще за нее не шагнув, успев побывать в смердящих гнилью лапах Ганнушкина, я всё же попала в заботливые руки спецов из Соловьева.
Спасибо за внимание, дорогие читатели. Здоровья вам и вашим близким — как физического, так и психического.

Читайте также:  Астено невротический синдром у детей что это такое

Пока не удалось попасть на прием, потому что записали месяц назад, за это время у меня украли телефон с записной книжкой, и потратив на дозвон в клинику полдня, я в грубых выражениях узнала, что узнать время, к которому я должна прийти к врачу, не представляется возможным. Мне сказали, что мы вас просто записываем к врачу, и все. И все, видимо, листок где записали, в туалет кладут.

Очень клиенто ориентированные тети по телефону разовьют вам все виды неврозов, даже если у вас их не было. Звонила два раза, оба раза вежливостью и не пахло. Атмосфера совка — звонишь, и тебе уже неудобно, что ты [. ] такой решил приболеть, и звонишь, мешаешь им жить. Нервно и агрессивно выскажут, почему они не хотят помогать. Первый раз мне рявкнули: «Звоните завтра, записи нет!», хотя был только час дня, и я даже не успела ничего сказать. Второй раз, дозвонившись, удалось записаться на приём через месяц. У вас такими темпами москвичи все вымрут.

Хорошая бюджетная клиника для москвичей, где готовы помочь с психическими заболеваниями. Обращалась амбулаторно, но есть дневной стационар. Приветливый персонал в регистратуре, готовы помочь, отзывчивые. Обращалась к врачу Навасардян Е. — внимательно доктор. В целом, клиника оставила хорошее впечатление о бесплатной психиатрии, не бойтесь вовремя обращаться со своими проблемами, не думайте стереотипно о психических заболеваниях!

Трудно попасть, запись редко открыта, большие очереди.

Здравствуйте! Я провела лечение в институте неврозов. Меня окружали отличные специалисты. Особенно мой лечащий врач Пашнин Евгений Вячеславович. Это высококвалифицированный специалист, очень тактичный и всегда готов прийти на помощь в любой ситуации. Его лечение мне очень помогло. Огромное спасибо, низкий ему поклон

Отношение медперсонала, историческое здание, процесс лечения, результат.

Регистратура в поликлинике.

Что вам приходит на ум, когда вы слышите слово «психиатр»? Или «психиатрическая больница»? Я вот за 2 недели, проведённых в психоневрологическом центре имени Соловьева на Шаболовской, поняла, что это всё не так ужасно, как кажется на первый взгляд. Я имею довольно предвзятое отношение к нашей медицине, поэтому долго сомневалась и по поводу клиники неврозов. Обратилась туда чисто из-за того, что не было уже сил терпеть всё, что меня беспокоило: тревожность, панические атаки, тремор, подавленность, апатия, раздражительность и поставленный в поликлинике диагноз — вегетососудистая дистония, который ставят для отчётности. Клиника неврозов совершенно не похожа на обычную государственную больницу. Ты там в принципе не ощущаешь себя, как в больнице. Не меньше удивляет отношение всего персонала к пациентам. Все, начиная с поварих и заканчивая лечащим врачом, очень добрые, готовые выслушать. Особая благодарность моему лечащему врачу Ляной Ирине Владимировне и массажисту Евгению Владимировичу. Несмотря на то, что 2 недели это очень мало для полноценного лечения, я чувствую себя гораздо лучше, чем до больницы. Например, я стала лучше спать. Ну и за такой короткий срок я многое для себя поняла.

Врач-невропатолог дал направление на госпитализацию в клинику неврозов — часто ночью не сплю, гуляю с 3:20 до 5:45-6 утра, появились ночные приступы, как кинжал в спину, нечем дышать, днем часто болит голова, бывают головокружения, как после карусели. На консультации в центре доктор Каледин не брал в руки направление от врача с описанием моих исследований (у него вообще карт на столе не было), сказал, что ему достаточно поговорить. При разговоре никак не мог понять, почему на госпитализацию. Я говорю: «Меня направила невропатолог, в направлении все описано». В итоге выписал лекарство, читаю: с осторожностью за рулем (я каждый день за рулём, потому что работаю в промзоне — туда ничего не ходит — врачу об этом говорила). И побочный эффект — замедляет кровоснабжение головного мозга. У меня оно и так снижено на 30 процентов (в выписке от невропатолога это было указано). Обо всем доктору не расскажешь, я только на его вопросы отвечала, все не вспомнишь и не знаешь, что важнее. Например, вопрос: были травмы головы, я ответила: «Были, на машине переворачивалась, ударялась затылком». Он: «Сознание теряли?» Отвечаю: «Нет». Потому что тогда не теряла, в тот момент, а вот, например, в магазине два года назад теряла, меня сотрудник магазина на стульчике откачивал, воду предлагал — это я ему не сказала, потому что думала, что он спрашивает именно про момент аварии — важно это или нет, не знаю. Вопрос: каким образом врач на глаз, не изучив мою историю болезни, назначил данное лекарство (лекарство не указываю, чтобы не рекламировать). И каким образом мне добираться до работы, ведь если я попаду в аварию, он ответственность нести не будет. А про кровоснабжение я вообще задумалась: как работать, я работаю с большим количеством цифр, нужна внимательность. Врач сказал, через месяц приема препарата к нему на приём, ну вот я уже понимаю, что он не очень подходит мне с моей работой. Он сказал пить на ночь, а утром как на работу добираться. Вялой, разбитой, раздражительной (побочка лекарства). Сегодня суббота, тоже руль — везу маму на дачу. Таким образом, не пила лекарство на ночь. И, видимо, не решусь его пить вообще, что мне делать?

Ожидание первого приема 2 недели, потом еще ждать госпитализацию.

Очень долго думала, стоит ли ложиться. У меня были панические атаки, ВСД, СРК, дрожь, головокружение, страхи, тревога, страшные сны и весь букет. Теперь, спустя месяц после выписки, хочу однозначно сказать, что ложиться стоит! Мне там очень помогли. Поэтому публикую этот отзыв на всех ресурсах, где искала отзывы сама, чтобы помочь таким же сомневающимся принять решение. По порядку. Примерно 3 месяца меня мучили мои симптомы, ходила по платным врачам, что-то назначали, оно немного помогало, но потом все возвращалось. Симптомы ухудшались и уже было ощущение, что я схожу с ума. Было страшно выходить из дома, боялась шлепнуться в обморок в лужу, где меня никто не спасет. Давно слышала про клинику неврозов и начала гуглить отзывы. Отзывы были очень противоречивые. От «вау, помогли» до «ужас, довели до галлюцинаций». Представьте себе человека, который и так всего боится, а тут еще и галлюцинациями пугают. Но я послушала себя и записалась на прием, ибо дома лежать уже было невыносимо плохо, а муж к тому же еще не понимал, что происходит, и думал, что я страдаю фигней. Попала на прием к Каледину. Приятный молодой парень сразу успокоил, что у меня «обычный невроз», что я не умираю, у них полбольницы лежат с тем же и мне помогут. Спросил, как хочу лечиться, дома или в больнице. На вопрос: «А как лучше?», — ответил, что обычно семейные просятся в больницу, чтобы отдохнуть. Я согласилась. Госпитализацию назначили дней через 5. Первые дни в больнице помню смутно. Ревела на приемах, рассказывая, какая я несчастная и как мне плохо. Попала в 6 отделение. Заведующая Позе, врач — Крылов. Первое впечатление — все не так страшно, как я думала. Очень приятные и понимающие врачи, медсестры (отдельный поклон Земфире, она — лучшая!), двухместные палаты, туалет и душ. Мне назначили таблетки, психотерапию, массаж, душ, групповые лекции. Кайф! Боже, почему я не хотела сюда ложиться? Справедливости ради скажу, что так круто, видимо, только в 6-м отделении. […]. Очень смягчает дело обстановка, где все тебя понимают. Если дома на меня смотрели как на ненормальную, тут все такие же, как и ты — поддерживают и ты понимаешь, что не одна. Контингент — половина пенсионеров, процентов 30 людей около 40 лет, и процентов 20 — молодежь до 30 +. То есть в любом возрасте можно найти себе друга по несчастью и излить душу. Первые дни дают снотворное, чтобы успокоиться. Поэтому много спишь и чувствуешь себя слегка придурковатой. Не овощем, нет. Просто сонной и не из мира сего. Но это даже хорошо, ибо блокирует панические атаки. День на четвертый начинаешь ходить на процедуры. Голова еще придурковатая, но как-то на автомате передвигаешься и не боишься упасть — если что, везде медперсонал, помогут. Спустя неделю начинается побочка от лекарств. Тут у кого что. У меня дергались руки-ноги и тряслась челюсть. Не сильно, не как припадок, но в целом неприятно. […]. То есть да, препараты сильные, и побочка есть у многих. Но скажу честно — по сравнению с тем, что со мной было до больницы, побочка — это цветочки и она вполне терпима. Если терпится, надо переждать. Если совсем плохо — идешь к врачу и меняешь таблетки. Все! Ничего смертельного в этом нет. Все мы когда-то пили алкоголь и хоть раз в жизни перебирали. Да, было плохо. Но выжили же. Все терпимо. С таблетками — так же. Так что не бойтесь! Ближе к выписке (2 недели сейчас лежат, не месяц, как раньше) побочка все еще была, и я начала думать (как и многие там), что врачи что-то не так подобрали, что им на меня пофиг и вообще хотят меня покалечить. Сейчас уже время прошло, и я понимаю, что это не так. Просто организм только привыкает, «колбасит» и физически, и морально. Это нормально, и, если терпимо, но в целом лучше, чем до — надо просто ждать. Выписывалась ревела — боялась и не хотела ехать домой. Спустя месяц что могу сказать. Я счастлива, что там полежала! Сейчас у меня полностью восстановилась подвижность, работоспособность, мышление. Панических атак не было ни одной. Симптомы болезни исчезли полностью. Тревога миновала. Единственное что, иногда еще все-таки дергаются руки-ноги. Но это заметно только мне. Этого уже меньше с каждым днем, и скоро, надеюсь, пройдет совсем. Таблетки мне пить еще полгода. После выписки я уже ходила к платному врачу и корректировала лечение. Потому что антидепрессант пить тот, что назначили, а вот нейролептик и транквилизатор можно и нужно корректировать — уменьшать дозу. Название всех таблеток писать не буду, ибо это индивидуально, но от головокружений очень помог «Пантокальцин»! В общем, большая сердечная благодарность работе клиники. Врачам Позе и Крылову отдельное спасибо за доброту и сочувствие. Будьте здоровы! Ура!

Читайте также:  Неврозы и невротические состояния

Благодарю врача психиатра Каледина Захара, первый врач, который не осудил снизу вверх, помог с лечением, многое объяснил, не отвернулся от моей болезни. Сил ему с нами пациентами и здоровья! Спасибо Вам, доктор! Регистратура оставляет желать лучшего. К сожалению, кроме лекарств, лечение не включает в себя психотерапевтическую помощь. Тронуло, что врач вникает в ситуацию и хочет помочь — это в наше время очень нечасто можно встретить.

Запись на месяц вперёд.

Сегодня, 15.09.2019, пришла в клинику неврозов, ужасно грубая регистраторша, грубит просто в открытую, сделала мне тысячу замечаний в очень грубой форме, чуть ли не оскорбляет. И это 21 век, Москва и приличное уважаемое заведение. Просто ужасное впечатление!

Ужасный грубый регистратор!

Это недоработка начальства, что допускают регистратору так себя вести, я буду жаловаться в вышестоящие инстанции.

День добрый! Была на приеме в консультативном отделении, у врача Мироновой Ирины Александровны. Хороший специалист, доброжелательная и тактичная. Внимательно меня выслушала, успокоила. Подобранное лечение мне помогло. Чувствую себя намного лучше. Рекомендую всем этого врача и хочу выразить ей огромную благодарность.

Понравились чистота и порядок. Достаточно добрые и отзывчивые врачи.

Отсутствие индивидуальных занятий с психотерапевтом.

Нет нормальной психотерапии и конкретной работы с каждым пациентом. Все на таблетках, и «не понравится — посмотрим». Это было последнее место, куда я когда-нибудь в жизни отправлюсь. Если вам нужно заниматься с неврозами и лечить их, а не глушить таблетками, это не сюда.

Хороший врач-психиатр Каледин Захар Александрович, внимательный и компетентный. За недолгое время приёма (15 мин.) всё подробно расспросит и даст ясные указания, что делать. Я ему очень благодарен.

Вредные тётки в регистратуре. Система записи к врачам. Записываться нужно сильно заранее.

Наблюдался в поликлиническом отделении.

Наплевательское отношение врачей.

Пришла в 18 лет, поставили биполярное расстройство. Лечилась в дневном стационаре, читаю отзывы и удивляюсь, что людям выписывали не только медикаментозное лечение, разговаривали с ними. Как-то обидно становится, что тебя просто напичкали сильными препаратами, несмотря на юный возраст, после которых всё стало в разы хуже.

Первичный приём у врача-психиатра Комарова.

У папы глубокая депрессия на протяжение последних двух лет. Невролог в поликлинике посоветовал обратиться в Клинику неврозов, что мы собственно и сделали. Запись была за месяц, мы попали на приём к Комарову. Сначала немного удивил его молодой возраст, но специалист он на деле грамотный и внимательный. Сказал, что в нашем состоянии необходима госпитализация, и папу положили в 11-й корпус 7 отделения на 4 этаже. Мы крайне разочарованы, так как лечения как такового нет. Дают таблетки, чтобы ночью лучше спал. Врач без внимания на его жалобы на тремор ног, общее угнетенное состояние и сильную слабость. Назначила лечебную физкультуру, когда он еле ноги передвигает, и ему тяжело это пока даётся. Папа и его сосед постоянно жалуются, что невозможно застать лечащего врача на месте и обсудить дальнейший план лечения. Жена соседа приехала даже к определённому времени, чтобы ее застать, но получила ответ от врача, что у неё нет времени. Обещали гастроскопию, но так ничего и нет, капельниц тоже ему не ставят. В общем, все это без толку, папа ещё больше расстроен, что никто ему не может помочь. В итоге выпишемся с ещё большим депрессивным состоянием. Мы очень расстроены, очень надеялись на помощь врачей, так долго ждали госпитализации, в итоге все напрасно.

Читайте также:
Adblock
detector