Абабков учение о неврозах

Эйдемиллер Э.Г., Никольская И.М. (Санкт-Петербург)

Эйдемиллер Эдмонд Георгиевич

Никольская Ирина Михайловна

– доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И.И. Мечникова.

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

В первом разделе представляются общие сведения о невротических расстройствах: краткая историческая справка, описание клинической картины форм неврозов, их синдромология, классификация, данные о патоморфозе. Эти материалы основаны на современных результатах исследований, в том числе, на собственных работах авторов, но с учетом исторической ретроспективы.

С позиции современных представлений наибольший интерес в данном разделе вызывает информация о патоморфозе неврозов. Основанные на 40-летнем катамнезе результаты исследования показывают, что процент диагностических расхождений среди специалистов в области пограничных нервно-психических расстройств составляет до 50% (В.А. Абабков, 1992). Одна из причин данных расхождений — это субъективный подход к постановке того или иного диагноза при отсутствии общепринятой, единой классификации рассматриваемой патологии. Трудности вызывает дифференциальная диагностика неврозов, с одной стороны, и невротических развитий личности, психопатий, резидуально-органических заболеваний мозга с невротической фиксацией или неврозоподобными непсихотическими психическими расстройствами, ларвированной (соматизированной) депрессии, неврозоподобного дебюта шизофрении и других психозов, неврологических и соматических заболеваний с невротической (психогенной) фиксацией.

Второй причиной может быть недоучет современного патоморфоза. Так, начиная с 1970 года, установлено возрастание доли истерического невроза и снижение — невроза навязчивых состояний. К концу 1980 гг. у больных истерическим неврозом достоверно преобладал синдром вегетативных расстройств, а при неврастении — астено-ипохондрический синдром. Основную роль в таких изменениях играла динамика макросоциальных факторов, которые опосредованно, через микросоциальные условия семейного, профессионального, культурного и иного характера влияли на нарушения отношений личности в различных жизненных сферах и преобладание определяющих форму неврозов тех или иных невротических конфликтов. Отмечалось стирание границ между отдельными формами неврозов, сопряженное с полиморфностью невротических конфликтов и их резистентностью. Это было связано с усложнением социально-экономических условий, возросшими требованиями современного общества, изменчивостью структуры ценностных ориентаций и способов адаптации личности, повышением частоты сопутствующей органической патологии, отсутствием нужного числа грамотных врачей-психотерапевтов.

При всех формах неврозов прослеживалась тенденция к снижению нормативности поведения и склонность больных к реализации в поведении эмоционального напряжения (Абабков В.А., Исурина Г.Л., 1992). Более низкий социокультурный уровень пациентов приводил к упрощению невротических расстройств, преобладанию ипохондрических и депрессивных нарушений, учащению культурально-связанных расстройств.

Частые в настоящее время экстремальные (например, военные ситуации) с угрозой для жизни обусловливают формирование истерического невроза с двигательными и чувствительными расстройствами, которые носят защитно-приспособительный характер и редко встречаются в других условиях.

Еще одно свовеобразное проявление патоморфоза — это невротические, обычно истерические, расстройства, связанные с поддерживаемым средствами массовой информации интересом к экстрасенсорике, магии, астрологии.

Все изложенное выше определяет актуальность и социальную значимость проведения сравнительных клинико-психологических исследований пациентов с невротическими и другими пограничными нервно-психическими расстройствами, что в настоящее время осуществляется в том числе и на кафедре медицинской психологии и психофизиологии СПбГУ .

Для нас наибольший интерес представило рассмотрение патогенетической концепции неврозов В.Н. Мясищева, а также современная психологическая модель стресса в контексте невротических расстройств. Внимание авторов пособия к концепции Мясищева и ее глубокий анализ закономерны. Все они в определенное время являлись (или являются) сотрудниками Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института имени В.М. Бехтерева, коллегами Б.Д. Карвасарского — ученика Владимира Николаевича Мясищева, одного из создателей отечественного учения о неврозах.

В рамках патогенетической концепции неврозов В.Н. Мясищева (1960) это заболевание рассматривается не только как нарушение функционирования какого-либо органа или системы организма, как следствие блокирования какой-либо одной даже ведущей потребности, или как следствие наличия невротических черт, но и как глобальное нарушение всей системы отношений личности. Неадекватность системы отношений формируется в процессе развития личности, обусловлено всей ее историей и провоцирует субъективно неразрешимые для внешние и внутренние конфликты.

Понимание личности как системы отношений стало методологической основой для разработки патогенетической концепции неврозов. Многолетние исследования СПБНИПНИ им. В.М. Бехтерева показали, что нарушения системы отношений при неврозах носят более общий характер, чем нарушения и неосознаваемость отдельных даже наиболее значимых компонентов отношений личности. Они заключаются в дезинтеграции целостности системы отношений за счет неадекватного отношения к себе (недостаточное осознание или искажение многих аспектов собственного Я) и эмоционально неблагоприятного отношения к себе (низкая оценка своего Я). Низкая самооценка также находит отражение в отношениях к тем объектам и явлениям, которые могут рассматриваться как результат собственных достижений личности. Это ведет к нарушению регулятивной функции и, превращая ее в защитную, ограничивает деятельность личности только теми сферами, которые не могут негативно воздействовать на ее самооценку. Формирующееся ограничительное поведение обусловливает объективное снижение реального уровня достижений.

В концепции стресса невроз можно рассматривать как пример хронического стрессора. Стресс как трансактный процесс понимается как противостояние индивида окружающему миру (Lazarus R.S., Launier R., 1981). Он начинается со специфической оценки какого-либо события и собственных ресурсов по его преодолению. В результате формируются связанные со стрессом эмоции и осуществляются адаптивные реакции (копинг). Копинг — это когнитивные и поведенческие усилия по управлению специфическими внешними или внутренними требованиями (и конфликтами между ними), которые оцениваются как напрягающие или превышающие ресурсы личности (В.А. Абабков, М.П. Перре, 2004).

Стрессоры — это жизненные события, которые систематизируются по размеру негативной валентности и времени, требуемому на реадаптацию. Невроз как стрессор — длительно существующее расстройство. Время, требуемое на реадаптацию при неврозе, может длиться годами. Усилению или ослаблению стрессовой реакции при неврозе могут способствовать внутренние факторы (свойства личности) и внешние факторы (наличие социальной сети и социальной поддержки, в том числе социальной поддержки и ресурсов семьи).

Интересно, что в семьях больных неврозами болезнь может не являться основным повседневным стрессором для ее членов. В исследованиях В.А. Абабкова, М.П. Перре и Б. Планшерела (1999) показано, что для отцов из таких семей наиболее частыми стрессорами были: недостаток денег, перегрузка служебными обязанностями, собственная болезнь, проблемы другого члена семьи, мысли о собственном будущем. А для матерей — собственная болезнь, мысли о собственном будущем, недостаток денег, проблемы другого члена семьи, ссора с ребенком.

Эти данные еще раз показывают, какой многоаспектной и дифференцированной должна быть клиническая психодиагностика, направленная на выявление психологических причин невротических расстройств, мишеней для последующего психологического воздействия, определение личностных и средовых ресурсов.

Все этапы подробно описаны, проиллюстрированы развернутыми примерами заключений с выделением резюме для историй болезни.

Достоинствами настоящего учебного пособия является актуальность темы и ее несомненное знание авторами на теоретическом и практическом уровнях, доступность изложения, хороший литературный язык, предназначенность пособия для конкретной целевой аудитории (студенты старших курсов психологических факультетов). Важно, что в данное пособие авторы включили не только апробированные, общепризнанные знания и положения, но и разные мнения по рассматриваемой проблеме.

Однако нам, как представителям кафедры, занимающейся не только вопросами психиатрии и медицинской психологии, но также психотерапии, в этом учебном пособии не хватило последнего, — психотерапии. Мы считаем, что тенденцией развития современной медицинской психологии является ее поворот к оказанию психологической помощи, без которого многие медико-психологические выкладки кажутся несколько оторванными от конкретной практики. Думаем, что во втором разделе, при анализе психологических подходов к пониманию невротических расстройств, следовало хотя бы кратко представить методы психотерапии неврозов, проистекающие из рассматриваемых теорий.

Еще несколько соображений.

Эти замечания никак не снижают высокой оценки рецензируемого учебного пособия, которое развернуто и детально представляет теорию и практику учения о неврозах в контексте современной медицинской психологии.

Ссылка для цитирования

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 «Библиографическая ссылка» (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

Читайте также:
Читайте также:  Слабость в руке невроз

Нервная система человека © 2020

Adblock
detector